Taking too long? Close loading screen.
 
Международный Византийский Клуб

Глобальное измерение византизма

7 июня 2017 года в городе Калуге был озвучен стратегический доклад руководителя Экспертного совета Международного Византийского Клуба А. В. Посадского «Глобальное измерение византизма».

А.В.Посадский. Глобальное измерение византизма.

Мы попытаемся рассмотреть концепцию византизма выдающегося отечественного мыслителя Константина Леонтьева.

К.Н.Леонтьев считал, что богатство духа греческой нации претворилось в развитие всемирно значимой религиозной культуры и мистической цивилизации. «Греки, прожившие века в поклонении самому изящному и самому человечному в мире многобожию, подчинились позднее самому высокому и самому сверхчело​веческому монотеизму и не только подчинились его первоо​снованиям (Евангельским и Апостольским), но и развили их в строгую и сложную систему богопочитания», — писал К.Н.Леонтьев(1). Православие глубоко национально для греческого народа. «Для греческой нации восточное христианство (т. е. рели​гиозная сторона византизма) было национально как продукт … Для русской нации эта самая религиозная сторона византий​ской культуры не была национальна как продукт, но стала в высшей степени национальна как усвоение», — утверждал мыслитель(2). «У грека все национальные воспоминания соединены с Православием. Византизм, как продукт исторический, при​надлежит греку, и он, сознавая, что в первоначальном со​зидании Церкви принимали участие люди разных племен: итальянцы, испанцы, славяне, уроженцы Сирии, Египта, Африки, помнит, однако, что преимущественно на эллин​ском языке, с помощью эллинской цивилизации строилось сложное и великое здание догмата, обряда и канона христи​анских и что без сложности этой, удовлетворяющей разноо​бразным требованиям, невозможно было бы и объединить в одной религии столь разнородные элементы», — справедливо замечает К.Н.Леонтьев(3). Византизм как православный культурно-исторический тип был возведен с помощью эллинской цивилизации, греческого гения. «Особая и совершенно в свое время новая религиозная византийская культура, вытекавшие из нее государственные отношения и связанные с нею эстетические и нравственные идеалы, были продуктами греческого гения по преимуществу», — писал мыслитель(4). Он считал, что «благодаря философ​ской мощи греческого ума, пластической наклонности грече​ского воображения и благодаря греческим навыкам к антро​поморфизму, стала возможной глубокая разработка догмата, создалось великолепное богослужение наше и само, столь дра​гоценное для нас, русских, иконопочитание восторжествовало над иконоборческими стремлениями»(5).

Итак, православие национально для греков как их творческое детище. Византийский культурно-исторический тип, в основании которого лежит православие, возведен греческим гением. Он органически связан с творческими началами эллинской цивилизации.

Выдающийся отечественный исследователь творчества Константина Леонтьева Ю. П. Иваск верно отмечал, что тот был «страстным эллинофилом, но византийской ориентации», что мыслитель «признавал старшинство греков среди всех других православных народов»(6).

Обозначим точки соприкосновения идей Константина Леонтьева и выдающегося отечественного мыслителя Георгия Флоровского(7). Оба мыслителя отмечают исключительную роль греческого гения в развитии православной духовности, византийской культуры. Греческая культура, соединившись с христианством, преобразилась. В нее вошли вечные начала. Она сама стала христианством. Отметим, что указанные тезисы неизбежно ведут к признанию универсализма эллинохристианской культуры, зиждущейся на ней Византийской цивилизации, а также русской культуры, строение которой определяется принципами русского эллинизма (тождественных принципам русского византинизма или византизма, связанных с творческим усвоением основополагающих начал византийской духовности по Г.В.Флоровскому и К. Леонтьеву), и зиждущейся на ней Российской цивилизации. Они становятся глобальным посланием.

Говоря о различиях позиций мыслителей, укажем на справедливую критику Георгием Флоровским натуралистических элементов философии культуры Константина Леонтьева. Вместе с тем, Г.В.Флоровским остался не выявленным большой византийский дискурс в творчестве К.Н.Леонтьева, что свидетельствует о недостаточно глубоком проникновении в суть его наследия.

Византийская культура рассматривается К.Н.Леонтьевым как вселенская. Он говорит о «вселенском византизме»(8). Он говорит о византийской цивилизации как вселенской: «После единой персо-мидийской цивилизации воцари​лась в мире раздробленная эллино-македонская культура, эту сменила опять единая римская; византийская (вселенская) была отчасти (в восточной своей половине) продолжением единой римской государственности, а отчасти на другой по​ловине таила в недрах своих новую, опять как эллинская, но по-своему раздробленную европейскую культуру»(9). Византийская цивилизация очевидно связана для К.Н.Леонтьева с процессами глобализации. На его взгляд, византийская образованность переступила «далеко за пределы византийского государства, точно так же, как переступала го​сударственные пределы Эллады когда-то эллинская цивилиза​ция»(10). Эллинская цивилизация в своем творческом порыве вышла на глобальные просторы, на просторы глобального служения всему человечеству. Ее пути наследует Византия. Византия как государство «провела, однако, всю жизнь лишь в оборонительном положении»(11). Но как цивилизация «она царила долго повсюду и приобретала целые новые миры, Россию и других славян»(12). Византийская цивилизация перешагнула свои политические границы. Она стала порождающим началом для западноевропейской культуры. Романо-германский мир выделился именно из общевизантийской цивилизации. Произошло это после разделения Церквей. Эпоха Возрождения на Западе как высшая точка развития западной культуры, как блистательная эпоха сложного цветения Запада, была вызвана к жизни новым сближением с Византией. Византия приобрела славянские миры в пределах Восточной Европы. Ее влияние на Азию продлилось и после исчезновения византийской государственности. «Византии как государства нет давно, а некоторые Византийские уставы, понятия, вкусы и обычаи даже под турецким владычеством отстаивают себя до сих пор от натиска космополитического европеизма. В семейной жизни, в разговорах, в литературе, в постройках, в одеждах, во взглядах на приличия на Востоке еще много византийского», — писал К.Н.Леонтьев (13). Важно отметить, что концепция византизма была разработана К.Н.Леонтьевым в результате многолетней жизни в Турции. Она возникла в итоге ознакомления с ее культурной средой, которая сохранила черты Византийской цивилизации.

Если следовать К.Н.Леонтьеву, то Византия представляла собой глобальное многонародное государство-цивилизацию. Ее культурное влияние было универсальным. Византия продолжила эллинистическую глобализацию. Она рождает новые культурные миры, поощряет развитие культурной самобытности стран и народов, формирует многополярную модель мироустройства.

Совершенно справедлива бердяевская трактовка творчества К.Н.Леонтьева(14). Николай Бердяев верно подчеркивал, что византийская идея в творчестве К.Н.Леонтьева носит универсальный смысл. С позиции Николая Бердяева, византизм для К.Н.Леонтьева есть мировое культурное начало, а не партикулярное, замкнутое, обладающее национальными границами.

Для Константина Леонтьева Россия – наследница Византии. Ее бытие организовано византийскими культурными началами. «Ни святость, так сказать, собственно русского Право​славия, ни его великое национальное значение не уменьшатся от того, что мы будем помнить и сознавать, что наше Право​славие есть Православие греко-российское (византийское)», — писал он(15). На его взгляд, «культур​ной самобытности нашей мы должны по-прежнему искать в этих греко-российских, древних корнях»(16).

Византизм – форма русского национального самосознания. Мыслитель говорит о русской нации как византийской. Ее самосознание сформировалось через усвоение византийского наследия. Акт усвоения стал определяющим для формирования русского самосознания. К.Н.Леонтьев говорит о «русском византизме», подчеркивая творческое усвоение византийского наследия Россией. Россия для него представляет собой многонародное государство-цивилизацию. Это государство с глобальной миссией. России свойственен «всемирный дух»(17). Для него «Россия планета со многими спутниками»(18). Миссия России – быть проводником мировых начал византизма.

Если отталкиваться от идей К.Н.Леонтьева, то приходится признать византизм основой российского цивилизационного самосознания. Знаменательно, что мыслитель видит время наивысшего расцвета России в XVIII веке. Ведь именно в эту эпоху Россия становится территориально глобальным евразийским государством-цивилизацией, и через ее посредство культурные лучи византизма распространяются во всемирных общеевразийских масштабах. Иными словами, именно в этот период Россия во всей полноте транслирует византизм в Евразии.

К.Н. Леонтьев указывает на восточноазиатский вектор развития России как стратегический. Это связано с тем, что именно на этом пространстве всемирные начала византизма обретают благодатную почву для развития. Это пространство еще не подчинено разрушительному влиянию Запада, несущему дехристианизацию, нивелирующему культурное своеобразие народов и стран. Продвижение России в Азию подтверждает глобальность российского государства, глобальную трансляцию Россией начал византизма. При этом Россия как проводник вселенских начал византизма оппонирует Западу, разорвавшему связь с византизмом и ставшему распространителем глобальной модели декультурации.

Выдающийся отечественный мыслитель Лев Тихомиров справедливо отмечал, что Леонтьев никогда не думал о реставрации Византийской империи, не смотрел на Россию как копию Византии(19). Россия приобрела в византийских основах, этом высочайшем достижении человеческого духа, фундамент собственного творческого развития. Исторически состоялась органическая трансплантация византизма на русскую культурную почву, являющую собой наиболее благоприятные условия для его дальнейшего развития. Иными словами, Россия творчески воспроизвела византийское наследие. Россия творчески усвоила ценностное ядро Византийской цивилизации, ее сердцевинные духовные начала.

На взгляд Л.А.Тихомирова, в творчестве К. Н. Леонтьева был дан анализ упадка западной культуры, которая по причине нарастающей секуляризации, забвения высших религиозных смыслов постепенно утрачивает все то, чем заслужила свое историческое значение. С позиции Л.А.Тихомирова в наследии К. Н. Леонтьева русский человек осознал опасность со стороны духовно разрушающегося западного культурного типа, осознал необходимость творческого преодоления его влияния во имя плодотворного развития культурной жизни.

Для Константина Леонтьева человечество обладает духовно-жизненными потенциями, пока способны к развитию самобытные культурные миры стран и народов. Фактически, Леонтьев подвергает прицельной критике формирующуюся на Западе массовую культуру, связанную с забвением духовных ценностей и являющуюся причиной духовного упадка Европы. Леонтьевская программа сопротивления «цивилизационному прогрессу» в формах распространения массовой псевдокультуры подразумевает противостояние бездуховному процессу омассовления на основе творческого развития культурных ценностей, расцвета многообразных культурных традиций. Развитие человечества Леонтьев понимает как процесс раскрытия заложенных в каждом культурно-историческом типе оригинальных ценностных начал, выдвигая тем самым задачу творческого сохранения традиционных культурных миров. И именно в данном контексте мыслитель обосновывает призвание России. Оно определяется как глобальное. Русский византизм рассматривается мыслителем в ракурсе процессов глобализации. Византизм видится ему не только в плоскости культурно-исторической типологии. Он рассматривается им как парадигма глобализации.

Если исходить из идей Леонтьева, то сопротивление бездуховному процессу омассовления Россия осуществляет на путях органического продолжения византийской глобализации. Россия творчески воссоздает византийско-эллинистический проект глобализации. Подобно Византии Россия отстаивает идею равенства народов, их право на культурное наследие и самобытное суверенное развитие. Как и Византия, Россия содействует национальному самоопределению, раскрытию культурного своеобразия неповторимых идентичностей, способствует сложению многополярного мироустройства, формированию всемирной солидарности и кооперации на основании культурного взаимодействия. Российско-византийской парадигме глобализации присуще видение единства и целостности истории и вместе с тем полифоничности, плюрализма, негомогенности культурно-исторического процесса. Ей свойственно постижение историчности человеческого существования, а также незавершенности, свободы и открытости исторического движения творческому рождению новых идентичностей и ценностных комплексов. Для нее характерно определение содержания исторического бытия через обретение возвышенного исторического опыта культуры, через оформление ткани истории духовными смыслами, преумножение духовных слоев исторического, свободное культурное самополагание и оформление человека. Ей присуще гармоничное сочетание пространственного движения и проникновения в глубину человеческой души. Она вызвала к жизни творческие энергии, направленные как на преображение внешнего мира, так и глубокое постижение человеческой природы. Она явила вселенную, где динамическое освоение мироздания гармонично соединилось с творческим освоением культурной самобытности, духовно-ценностных ресурсов прошлого и настоящего, углублением исторической памяти, обогащением, непрерывным созидательным обновлением духовных сил. Она носит возвышенный смыслоценностный характер и может со всем основанием быть названа идеационной глобализацией – глобализацией, в основании которой лежат высокие духовные смыслы, определяющие структуры рационально-технической стороны цивилизационного космоса. Идеационная глобализация предстает целостным духовно-ценностным явлением, осуществленным в непрерывных линиях российско-византийского исторических развития.

Целесообразно отметить, что в 21 столетии идеи Константина Леонтьева оказываются близкими идеям выдающегося отечественного мыслителя А.С.Панарина. А.С.Панарин рассматривает современную западную глобализацию как практику создания мировой посткультурной империи на основе опыта США как идеальной модели посткультуры. Данный проект отвергает духовное разнообразие планетарной культурной жизни, базируется на поглощении различных культурных традиций массовая посткультурой. В творчестве академика Панарина, миссия России сводится к ценностной, духовно-творческой оппозиции западному глобализму посредством российской модели глобализации, опирающейся на византийское православное наследие. А. С. Панарин убедительно призывает к актуализации идеационной, духовно-ценностной российской модели многополярной глобализации, зиждущейся на православных стратегиях соборности, отстаивающей образ мира как единства в культурном многообразии, как справедливого многополярного мироустройства. В такой актуализации он видит стратегию предотвращения возможной общепланетарной катастрофы, которую в состоянии спровоцировать западный сценарий глобального развития.

Примечания

1. Леонтьев К. Н. Славянофильство и грядущие судьбы России / Сост., вступит. ст., указ. имен и коммент. А. В. Белова / Отв. ред. О. А. Платонов. — М.: Институт русской цивилизации, 2010. С.1071

2. Леонтьев К. Н. Славянофильство и грядущие судьбы России / Сост., вступит. ст., указ. имен и коммент. А. В. Белова / Отв. ред. О. А. Платонов. — М.: Институт русской цивилизации, 2010. С.1071 – 1072

3. Леонтьев К. Н. Славянофильство и грядущие судьбы России / Сост., вступит. ст., указ. имен и коммент. А. В. Белова / Отв. ред. О. А. Платонов. — М.: Институт русской цивилизации, 2010. С. 80

4. Леонтьев К. Н. Славянофильство и грядущие судьбы России / Сост., вступит. ст., указ. имен и коммент. А. В. Белова / Отв. ред. О. А. Платонов. — М.: Институт русской цивилизации, 2010. С.1070

5. Леонтьев К. Н. Славянофильство и грядущие судьбы России / Сост., вступит. ст., указ. имен и коммент. А. В. Белова / Отв. ред. О. А. Платонов. — М.: Институт русской цивилизации, 2010. С.1070

6. К. Н. Леонтьев: pro et contra. Книга 2 / Сост., послесловие А. А. Королькова, сост., примеч., прил. А. П. Козырева. — СПб.: РХГИ, 1995.С.407

7. См.: Флоровский Г. В. Пути русского богословия. Отв. ред. О. Платонов. — М.: Институт русской цивилизации, 2009. С.644; Georges Florowski. Hellenismus: Hellenisierung (des Christentums), in: Weltkirchenlexikon, ed. F. H. Littell, Hans H. Walz. Cols. 540–541. Stuttgart: Kreuz-Verlag

8. Леонтьев К. Н. Славянофильство и грядущие судьбы России / Сост., вступит. ст., указ. имен и коммент. А. В. Белова / Отв. ред. О. А. Платонов. — М.: Институт русской цивилизации, 2010. С.75

9. Леонтьев К. Н. Славянофильство и грядущие судьбы России / Сост., вступит. ст., указ. имен и коммент. А. В. Белова / Отв. ред. О. А. Платонов. — М.: Институт русской цивилизации, 2010.С.137

10. Леонтьев К. Н. Славянофильство и грядущие судьбы России / Сост., вступит. ст., указ. имен и коммент. А. В. Белова / Отв. ред. О. А. Платонов. — М.: Институт русской цивилизации, 2010.С.45

11, 12. Леонтьев К. Н. Славянофильство и грядущие судьбы России / Сост., вступит. ст., указ. имен и коммент. А. В. Белова / Отв. ред. О. А. Платонов. — М.: Институт русской цивилизации, 2010.С.58

13. Леонтьев К. Н. Славянофильство и грядущие судьбы России / Сост., вступит. ст., указ. имен и коммент. А. В. Белова / Отв. ред. О. А. Платонов. — М.: Институт русской цивилизации, 2010.С.125

14. Бердяев Н.А. Константин Леонтьев (Очерк из истории русской религиозной мысли)//К.Н. Леонтьев: pro et contra. Книга 2. – СПб.: РХГИ, 1995. – С. 29-179.

15. Леонтьев К. Н. Славянофильство и грядущие судьбы России / Сост., вступит. ст., указ. имен и коммент. А. В. Белова / Отв. ред. О. А. Платонов. — М.: Институт русской цивилизации, 2010.С.1061

16. Леонтьев К. Н. Славянофильство и грядущие судьбы России / Сост., вступит. ст., указ. имен и коммент. А. В. Белова / Отв. ред. О. А. Платонов. — М.: Институт русской цивилизации, 2010.С.1064

17. Леонтьев К. Н. Славянофильство и грядущие судьбы России / Сост., вступит. ст., указ. имен и коммент. А. В. Белова / Отв. ред. О. А. Платонов. — М.: Институт русской цивилизации, 2010.С.494

18. Леонтьев К. Н. Славянофильство и грядущие судьбы России / Сост., вступит. ст., указ. имен и коммент. А. В. Белова / Отв. ред. О. А. Платонов. — М.: Институт русской цивилизации, 2010.С.488

19. Тихомиров Л. Русские идеалы и К. Н. Леонтьев. «Русское обозрение», октябрь, 1894