Taking too long? Close loading screen.
 
Международный Византийский Клуб

«Глобальные стратегии эллинизма»

В пятницу 2 июня 2017 г. в 12.00 в амфитеатре Национального Исследовательского Фонда Ε.Ι.Ε. (прт. Вас. Константину 48, м. Евангелисмос, г. Афины) Международный Византийский Клуб провел Круглый стол на тему: «ЭЛЛИНИЗМ, ВИЗАНТИЯ, ЕВРАЗИЯ». Подтема: «Культура, Образование и Международные отношения»

Участники:

Христодулос Яллуридис, Декан факультета Международного образования, международных отношений и культуры Университета Пандио, Профессор международной политики Университета Пандио г. Афины.

Александр Посадский, Профессор Смольного института г. Санкт-Петербурга Российской Академии Образования, эксперт четырёх Комитетов Государственной Думы РФ, ведущий эксперт Центра социально-консервативной политики (идеологический центр партии власти), директор российско-китайского центра цивилизационных исследований, директор международного Отдела Всемирного Русского Народного Собора.

Георгиос Костопулос, Professor of Cybersecurity, University of Maryland University College, USA.

Константинос Гривас, Профессор Геополитики в Высшей Военной Школе Офицеров.

Модератор – Георгиос Кардарас, Главный Исследователь Института исторических исследований, отделения Византийских Исследований Национального Исследовательского Фонда, учредитель нашего Клуба.

На Круглом столе был представлен стратегический доклад руководителя Экспертного Совета Международного Византийского Клуба А. В. Посадского «Глобальные стратегии эллинизма».

Доклад представлен на русском языке.

Посадский А.В.

Глобальные стратегии эллинизма

Эллинская культура является одной из важнейших движущих сил исторического процесса. Александр Македонский, объединив народы в универсальном царстве, стал сеятелем эллинизма на евразийских просторах. Культурная идея эллинизма озарила жизнь евразийского мира. Динамическая греческая культура проникла на глобальные просторы Евразии. Она принесла великие идеалы Греческого просвещения. Она оказала интегрирующее воздействие на народы и страны Востока. Она способствовала появлению творческих очагов «Новой Эллады». Она пробудила субъекты культурного развития, содействовала раскрытию неповторимых культурных идентичностей, оформлению культурной Евразии.

Всемирная история – это во многом этапы глобализации эллинизма. Греческая культурная миссия в Евразии преемственно перешла к Византии. Византия продолжила развитие эллинистической глобализации, воплощая эллинистическую вселенскую идею, восторжествовавшую со времен Александра Македонского. Христианство и эллинизм в Византии слились в единое целое. Христианское и эллинское соединились в утверждении ценности человеческой личности, в утверждении нравственного единения человечества, его единства на возвышенных моральных принципах. Сам эллинизм приобрел теономные культурные формы. Византия предстает как эллинохристианская цивилизация, цивилизация эллинохристианского духа. Она осуществила всемирное шествие эллинизма в его неразрывной связи с христианской идеей, выступая всемирным проводником духовности и прогресса.

Народы Евразии исторически черпали в эллинизме ценности и культурные силы. Соприкосновение с эллинским началом оказало на них творческое вдохновляющее воздействие. Россия стала стратегическим проводником, носителем и оплотом всемирной культурной экспансии эллинизма. Через нее эллинизм завоевывал новые регионы мира. Она содействовала дальнейшему распространению достижений эллинистического просвещения в миры Азии. Россия осуществляла продвижение всемирных ценностей христианского эллинизма на Восток. Она стала проводником эллинизации народов Востока.

Процесс эллинизации человечества носит непрерывный характер. Став исторической реальностью, он осуществляется и поныне. Несомненно, современная сплошная модернизация мира, включающая регионы Запада и Востока, имеет основания в достижениях греческого гения. При этом, приходится признать, что сегодня Западная цивилизация разрушает связи с наследием эллинизма. Западная цивилизация делает выбор в пользу отхода от классической эллинохристианской ценностной конституции, в пользу фальсификации ценностей эллинизма. Тем самым, она разрушает сама себя. Отказываясь от заветов классического эллинохристианского наследия, этого фундамента культурной Европы, она развивается в непродуктивном направлении нового варварства.

В отличие от западного вектора, евразийский вектор движения эллинизма, будучи глубоко исторически укорененным, и сегодня продолжает оставаться перспективным. Народы Восточной Европы во многом остались верны эллинохристианским ценностям. Россия как огромная евразийская держава остается православной страной. На территории Азии самым интенсивным образом распространяется христианство. Нехристианские народы Азии сохранили уважение к традиционным ценностям и к классической европейской культуре, имеющей греческие основания. Все это создает объективные предпосылки для усиления влияния эллинохристианских ценностей на евразийских просторах. Эллинистическая глобализация сохраняет свои перспективы именно на евразийском направлении. Развитие эллиноевразийского культурного мира как ценносто и социально прочного, способно оказать плодотворное влияние на страны Запада, заставить их задуматься о разрушительных последствиях отказа от эллинизма.

В целях прояснения обозначенных тезисов обратимся к наследию двух выдающихся российских мыслителей.

«Эллинизм в Церкви как бы увековечен, введен в саму ткань церковности, как вечная категория христианского существования», — писал известный русский богослов XX столетия Георгий Флоровский(1).  И далее: «
Имеется в виду «христианская античность», эллинизм дог​матики, эллинизм литургии, эллинизм иконы. В литургии по восточному обряду раз навсегда закреплен этот эллинистический стиль «мистериального благочестия», — так что, в известном смысле, и нельзя войти в ритм литургического тайнодействия, без некоторой мистической ре-эллинизации. И вряд ли найдется в Церкви безумец, который бы решился де-эллинизировать литургию, в перелагать ее в более «современный» склад. Самое крепкое в русской церков​ной культуре есть русская икона — не потому ли, что именно в иконописи эллинистический опыт был русскими мастерами духовно пережит и претворен в подлинной творче​ской интимности!..
Так и вообще, «эллинизм» в Цер​кви не есть только исторический и преходящий этап. И когда богослову начинает казаться, что «греческие категории» устарели, это свидетельствует только об его собственном выпадении из ритма соборности. Кафолическим богословие может быть только в эллинизме…»(2).
Георгий Флоровский развивает концепцию воцерковленного, преображенного христианством эллинизма. Он аргументировано настаивает на том, что «христианское благовестие и богословие от начала были изречены и закреплены именно в эллинских категориях»(3). «Христианство сначала распространилось в эллинизированном мире Средиземноморья. Именно в этом мире оно стало «мировой религией» — точнее говоря, «Церковью народов», ecclesia eх gentibus. Греческий язык был первым и основным языком Церкви. Он сохраняет привилегированное и приоритетное значение в Церкви и сегодня; это язык Нового Завета и раннего христианства. «Эллинизм» — многослойная система духовных и нравственных ценностей и идей — стал категорией христианской истории. Латинский Запад так же подвергался эллинизации, как и Восток. Богословие раннего христианства отливалось в формы мышления греческого духа. Влияние греческой философии на формы христианской жизни и мышления имеет глубинный и совершенно очевидный характер», — обосновано утверждал мыслитель(4).

Георгий Флоровский говорит о вечном эллинизме (тождественном византинизму). С позиции мыслителя, эллинизм неотделим от христианской духовности. Само воцерковление связывается им с ре-эллинизацией. Эллинизм глубинно проник в Церковь, преобразившись светом христианской Истины. Он стал неотъемлемой составляющей христианской истории и жизни. Христианство стало всемирной религией именно на эллинизированном пространстве Средиземноморья. Христианская весть неотделима от греческого мышления, греческого духа. Русскую культуру Георгий Флоровский видел как творческое продолжение эллинистического опыта, как русский эллинизм (или русский византинизм).

С позиции К.Н.Леонтьева (1831—1891), богатство духа греческой нации претворилось в развитие всемирно значимой религиозной культуры и мистической цивилизации. «Греки, прожившие века в поклонении самому изящному и самому человечному в мире многобожию, подчинились позднее самому высокому и самому сверхчело​веческому монотеизму и не только подчинились его первоо​снованиям (Евангельским и Апостольским), но и развили их в строгую и сложную систему богопочитания», — писал К.Н.Леонтьев(5). Православие глубоко национально для греческого народа. «Для греческой нации восточное христианство (т. е. рели​гиозная сторона византизма) было национально как продукт … Для русской нации эта самая религиозная сторона византий​ской культуры не была национальна как продукт, но стала в высшей степени национальна как усвоение», — утверждал мыслитель(6). «У грека все национальные воспоминания соединены с Православием. Византизм, как продукт исторический, при​надлежит греку, и он, сознавая, что в первоначальном со​зидании Церкви принимали участие люди разных племен: итальянцы, испанцы, славяне, уроженцы Сирии, Египта, Африки, помнит, однако, что преимущественно на эллин​ском языке, с помощью эллинской цивилизации строилось сложное и великое здание догмата, обряда и канона христи​анских и что без сложности этой, удовлетворяющей разноо​бразным требованиям, невозможно было бы и объединить в одной религии столь разнородные элементы», — справедливо замечает К.Н.Леонтьев(7). Византизм как православный культурно-исторический тип был возведен с помощью эллинской цивилизации, греческого гения. «Особая и совершенно в свое время новая религиозная византийская культура, вытекавшие из нее государственные отношения и связанные с нею эстетические и нравственные идеалы, были продуктами греческого гения по преимуществу», — писал мыслитель(8). Он считает, что «благодаря философ​ской мощи греческого ума, пластической наклонности грече​ского воображения и благодаря греческим навыкам к антро​поморфизму, стала возможной глубокая разработка догмата, создалось великолепное богослужение наше и само, столь дра​гоценное для нас, русских, иконопочитание восторжествовало над иконоборческими стремлениями»(9).

Итак, православие национально для греков как их творческое детище. Византийский культурно-исторический тип, в основании которого лежит православие, возведен греческим гением. Он органически связан с творческими началами эллинской цивилизации.

Выдающийся отечественный исследователь творчества Константина Леонтьева Ю. П. Иваск верно отмечал, что тот был «страстным эллинофилом, но византийской ориентации», что Константин Леонтьев «признавал старшинство греков среди всех других православных народов»(10).

Византийская культура рассматривается К.Н.Леонтьевым как вселенская. Он говорит о «вселенском византизме»(11). Он говорит о византийской цивилизации как вселенской: «После единой персо-мидийской цивилизации воцари​лась в мире раздробленная эллино-македонская культура, эту сменила опять единая римская; византийская (вселенская) была отчасти (в восточной своей половине) продолжением единой римской государственности, а отчасти на другой по​ловине таила в недрах своих новую, опять как эллинская, но по-своему раздробленную европейскую культуру»(12). Византийская цивилизация очевидно связана для К.Н.Леонтьева с процессами глобализации. На его взгляд, византийская образованность переступила «далеко за пределы византийского государства, точно так же, как переступала го​сударственные пределы Эллады когда-то эллинская цивилиза​ция»(13). Эллинская цивилизация в своем творческом порыве вышла на глобальные просторы, на просторы глобального служения всему человечеству. Ее пути наследует Византия. Византия как государство «провела, однако, всю жизнь лишь в оборонительном положении»(14). Но как цивилизация «она царила долго повсюду и приобретала целые новые миры, Россию и других славян»(15). Византийская цивилизация перешагнула свои политические границы. Она стала порождающим началом для западноевропейской культуры. Романо-германский мир выделился именно из общевизантийской цивилизации. Произошло это после разделения Церквей. Эпоха Возрождения на Западе как высшая точка развития западной культуры, как блистательная эпоха сложного цветения Запада, была вызвана к жизни новым сближением с Византией. Византия приобрела славянские миры в пределах Восточной Европы. Ее влияние на Азию продлилось и после исчезновения византийской государственности. «Византии как государства нет давно, а некоторые Византийские уставы, понятия, вкусы и обычаи даже под турецким владычеством отстаивают себя до сих пор от натиска космополитического европеизма. В семейной жизни, в разговорах, в литературе, в постройках, в одеждах, во взглядах на приличия на Востоке еще много византийского», — писал К.Н.Леонтьев (16). Важно отметить, что концепция византизма была разработана К.Н.Леонтьевым в результате многолетней жизни в Турции. Она возникла в итоге ознакомления с ее культурной средой, которая сохранила черты Византийской цивилизации.

Если следовать К.Н.Леонтьеву, то Византия представляла собой глобальное многонародное государство-цивилизацию. Ее культурное влияние было универсальным. Византия продолжила эллинистическую глобализацию. Она формирует многополярную модель мироустройства, рождает новые культурные миры, поощряет развитие культурной самобытности стран и народов.

Совершенно справедлива бердяевская трактовка творчества К.Н.Леонтьева(17). Николай Бердяев верно подчеркивал, что византийская идея в творчестве К.Н.Леонтьева носит универсальный смысл. С позиции Николая Бердяева, византизм для К.Н.Леонтьева есть мировое культурное начало, а не партикулярное, замкнутое, обладающее национальными границами.

Для Константина Леонтьева Россия – наследница Византии. Ее бытие организовано византийскими культурными началами. «Ни святость, так сказать, собственно русского Право​славия, ни его великое национальное значение не уменьшатся от того, что мы будем помнить и сознавать, что наше Право​славие есть Православие греко-российское (византийское)», — писал он(18). На его взгляд, «культур​ной самобытности нашей мы должны по-прежнему искать в этих греко-российских, древних корнях»(19).

Византизм – форма русского национального самосознания. Мыслитель говорит о русской нации как византийской. Ее самосознание сформировалось через усвоение византийского наследия. Акт усвоения стал определяющим для формирования русского самосознания. К.Н.Леонтьев говорит о «русском византизме», подчеркивая творческое усвоение византийского наследия Россией. Россия для него представляет собой многонародное государство-цивилизацию. Это государство с глобальной миссией. России свойственен «всемирный дух»(20). Для него «Россия планета со многими спутниками»(21). Миссия России – быть проводником мировых начал византизма.

Если отталкиваться от идей К.Н.Леонтьева, то приходится признать византизм основой российского цивилизационного самосознания. Знаменательно, что мыслитель видит время наивысшего расцвета России в XVIII веке. Ведь именно в эту эпоху Россия становится территориально глобальным евразийским государством-цивилизацией, и через ее посредство культурные лучи византизма распространяются во всемирных общеевразийских масштабах. Иными словами, именно в этот период Россия во всей полноте транслирует византизм в Евразии.

К.Н. Леонтьев указывает на восточно-азиатский вектор развития России как стратегический. Это связано с тем, что именно на этом пространстве всемирные начала византизма обретают благодатную почву для развития. Это пространство еще не подчинено разрушительному влиянию Запада, несущему дехристианизацию, нивелирующему культурное своеобразие народов и стран. Продвижение России в Азию подтверждает глобальность российского государства, глобальную трансляцию Россией начал византизма. При этом Россия как проводник вселенских начал византизма оппонирует Западу, разорвавшему связь с византизмом и ставшему распространителем глобальной модели декультурации.

Обозначим точки соприкосновения идей Константина Леонтьева и Георгия Флоровского. Оба мыслителя отмечают исключительную роль греческого гения в развитии православной духовности, византийской культуры. Греческая культура, соединившись с христианством, преобразилась. В нее вошли вечные начала. Она сама стала христианством. Отметим, что указанный тезис неизбежно ведет к признанию универсализма эллинохристианской культуры и зиждущейся на ней Византийской цивилизации. Они становятся глобальным посланием.

Говоря о различиях позиций мыслителей, укажем на справедливую критику Георгием Флоровским натуралистических элементов философии культуры Константина Леонтьева. Вместе с тем, Г.В.Флоровским остался не выявленным большой византийский дискурс в творчестве К.Н.Леонтьева, что свидетельствует о недостаточно глубоком проникновении в суть его наследия.

Опираясь на подходы отечественных интеллектуалов, возможно усмотреть в эллинизме культурную метаэпистему, выступающую контекстом формирования различных культурных эпистем. Можно говорить и о глобальной ценностной суперсистеме, определяющей культуротворческие принципы как таковые и тем самым выступающей основанием развития различных культурных миров. Эллинизм – пространство жизнетворчества, содействующее оформлению культурных эпистем, традиций и идентичностей. Это пространство ценностного производства и познания, которое можно назвать культурой культур. Как таковой эллинизм стал началом, во многом определяющим формирование культурной Евразии – Большой Евразии, вбирающей культуры Азии и Европы. Как таковому эллинизму присущи глобальные стратегии.

Примечания

1,2. Флоровский Г. В. Пути русского богословия. Отв. ред. О. Платонов. — М.: Институт русской цивилизации, 2009. С.644

3,4. Georges Florowski. Hellenismus: Hellenisierung (des Christentums), in: Weltkirchenlexikon, ed. F. H. Littell, Hans H. Walz. Cols. 540–541. Stuttgart: Kreuz-Verlag.

5. Леонтьев К. Н. Славянофильство и грядущие судьбы России / Сост., вступит. ст., указ. имен и коммент. А. В. Белова / Отв. ред. О. А. Платонов. — М.: Институт русской цивилизации, 2010. С.1071

6. Леонтьев К. Н. Славянофильство и грядущие судьбы России / Сост., вступит. ст., указ. имен и коммент. А. В. Белова / Отв. ред. О. А. Платонов. — М.: Институт русской цивилизации, 2010. С.1071 – 1072

7. Леонтьев К. Н. Славянофильство и грядущие судьбы России / Сост., вступит. ст., указ. имен и коммент. А. В. Белова / Отв. ред. О. А. Платонов. — М.: Институт русской цивилизации, 2010. С. 80

8. Леонтьев К. Н. Славянофильство и грядущие судьбы России / Сост., вступит. ст., указ. имен и коммент. А. В. Белова / Отв. ред. О. А. Платонов. — М.: Институт русской цивилизации, 2010. С.1070

9. Леонтьев К. Н. Славянофильство и грядущие судьбы России / Сост., вступит. ст., указ. имен и коммент. А. В. Белова / Отв. ред. О. А. Платонов. — М.: Институт русской цивилизации, 2010. С.1070

10. К. Н. Леонтьев: pro et contra. Книга 2 / Сост., послесловие А. А. Королькова, сост., примеч., прил. А. П. Козырева. — СПб.: РХГИ, 1995.С.407

11. Леонтьев К. Н. Славянофильство и грядущие судьбы России / Сост., вступит. ст., указ. имен и коммент. А. В. Белова / Отв. ред. О. А. Платонов. — М.: Институт русской цивилизации, 2010. С.75

12. Леонтьев К. Н. Славянофильство и грядущие судьбы России / Сост., вступит. ст., указ. имен и коммент. А. В. Белова / Отв. ред. О. А. Платонов. — М.: Институт русской цивилизации, 2010.С.137

13. Леонтьев К. Н. Славянофильство и грядущие судьбы России / Сост., вступит. ст., указ. имен и коммент. А. В. Белова / Отв. ред. О. А. Платонов. — М.: Институт русской цивилизации, 2010.С.45

14, 15. Леонтьев К. Н. Славянофильство и грядущие судьбы России / Сост., вступит. ст., указ. имен и коммент. А. В. Белова / Отв. ред. О. А. Платонов. — М.: Институт русской цивилизации, 2010.С.58

16. Леонтьев К. Н. Славянофильство и грядущие судьбы России / Сост., вступит. ст., указ. имен и коммент. А. В. Белова / Отв. ред. О. А. Платонов. — М.: Институт русской цивилизации, 2010.С.125

17. Бердяев Н.А. Константин Леонтьев (Очерк из истории русской религиозной мысли)//К.Н. Леонтьев: pro et contra. Книга 2. – СПб.: РХГИ, 1995. – С. 29-179.

18. Леонтьев К. Н. Славянофильство и грядущие судьбы России / Сост., вступит. ст., указ. имен и коммент. А. В. Белова / Отв. ред. О. А. Платонов. — М.: Институт русской цивилизации, 2010.С.1061

19. Леонтьев К. Н. Славянофильство и грядущие судьбы России / Сост., вступит. ст., указ. имен и коммент. А. В. Белова / Отв. ред. О. А. Платонов. — М.: Институт русской цивилизации, 2010.С.1064

20. Леонтьев К. Н. Славянофильство и грядущие судьбы России / Сост., вступит. ст., указ. имен и коммент. А. В. Белова / Отв. ред. О. А. Платонов. — М.: Институт русской цивилизации, 2010.С.494

21. Леонтьев К. Н. Славянофильство и грядущие судьбы России / Сост., вступит. ст., указ. имен и коммент. А. В. Белова / Отв. ред. О. А. Платонов. — М.: Институт русской цивилизации, 2010.С.488