Taking too long? Close loading screen.
 
Международный Византийский Клуб

Киево-Печерская Лавра: проросшее семя Византии

Глушенков Григорий

Киево-Печерская Лавра — главная православная святыня Русской земли. За ней остаётся неоспоримое первенство и по старшинству (времени основания), и по количеству прославленных подвижников, и по числу святых мощей, неподвластных времени и законам земного мира.

В комплекс Лавры входят пещеры Ближние и Дальние, места уединённого подвига православных аскетов домонгольской Руси. Дальние пещеры по иному называются ещё Феодосиевы — по имени одного из отцов-основателей, игумена Лавры в 1057–1074 годах, Феодосия Печерского. Память его совершается 27 августа — особым чином, и 10 сентября — вместе со всеми святыми насельниками Дальних пещер.

Феодосий Печерский памятен своим самоотрешением от мира. Будучи виднейшим представителем церковной иерархии того времени (глава самого значительного монастыря Руси), преподобный носил вериги и рубище, а на весь Великий пост затворялся в пещере ради молитвенного подвига, получая извне только хлеб и воду.

Ведя совершенно неотмирный образ жизни, Феодосий Печерский одновременно внёс очень весомый вклад в организационное становление Русской церкви. При нём был принят монастырский устав, ставший типовым для всех русских общежительных монастырей вплоть до четырнадцатого века. Образец для разработки устава Феодосий специально выписал в Византии, в Студийском монастыре.

Студийский монастырь на протяжении нескольких веков был крупнейшей православной обителью Царьграда, да, пожалуй, и всего мира. Число братии в нём доходило до семисот человек. Там же создавались ценнейшие произведения византийской христианской культуры: псалмы, иные церковные песнопения, переписывались рукописи, совершенствовались школы иллюстрации и каллиграфии. Студийский устав монашеского общежития стал образцом также и для Афона.

Роль Византийской традиции в становлении русской веры, культуры, церкви, книжности трудно переоценить. Греческие рукописи, например, стали основой для созданной Феодосием Печерским первой на Руси библиотеки. Такое всестороннее влияние мощной и развитой цивилизации на молодую формирующуюся нацию является в мировой практике скорее правилом, чем исключением. Исключение представляют способы и пути византийского влияния на Русь.

В отличие от множества других стран, христианизация которых состоялась благодаря пришествию чужих,- в лучшем случае миссионеров, в худшем — завоевателей, Русь восприняла уроки христианской культуры буквально путём самообразования. Как само крещение, осуществлённое князем Владимиром после победоносного взятия Корсуня, так и интенсивное освоение византийского наследия, происходили по преимущественной инициативе русской стороны.

История Лавры — тому подтверждение. Её основатель святой Антоний Печерский ходил осваивать азы монастырского жития на византийский Афон. Его ученик и преемник Феодосий Печерский посылал в Царьград и за уставом, и за рукописями. Ещё один из ранних печерских иноков, святой изограф Алипий, тоже по личному почину учился искусству живописи у византийских мастеров.

Это особый пример пересадки, транслирования цивилизации на новую почву, когда перенимаемые ценности не навязываются мечом или подкупом, а усваиваются естественно, словно давно ожидаемые. Вырастающая из своего языческого детства, взрослеющая Русь восприняла православное христианство как родное мировоззрение, как нечто близкое, как нечто очевидно своё.
Византийское семя, обретённое русскими «земледельцами», попало в благоприятную почву и дало впоследствии обильный плод.

Давно уже пал Царьград, и стены величественного Студийского монастыря отданы под мечеть, а Лавра стоит поныне, и тысячи православных обителей — духовные ветви, протянувшиеся с древних берегов Днепра — освящают Русскую землю от Карпат до Сахалина.

Источник