Taking too long? Close loading screen.
 
Международный Византийский Клуб

Православное Феодоро: «Брестская крепость» византийской истории Крыма

Полевой Андрей

Не будет преувеличением сказать, что для большинства граждан России история Крыма во многом остаётся малоизвестной. Изучая историю русского полуострова в самом первом приближении, многие полагают, что христианство на его территории существовало в античные времена — с Херсонесом Таврическим и крещением князя Владимира Великого, после чего сошло с исторической сцены. И вторично укрепилось уже в XVII–XVIII веках, с Потёмкиным и Суворовым, основанием Севастополя на месте татарской деревни Ак-Яр и победами над турками.

Это, разумеется, не так. В действительности, православные традиции в Крыму существовали куда дольше, прерываясь лишь под ударами огромной силы — вроде войн с Османской империей. Но даже в этих случаях, стойкость православных анклавов существенно превосходила ожидания врагов.

Одной из особенностей возникающих в Крыму городов византийской традиции было широкое использование гор со специфическими плоскими вершинами в качестве строительных площадок. Ещё в IV–VI веках на плоских горах Крыма начали возникать поселения, защищённые самой природой. На некоторых впоследствии возникли и хорошо укреплённые крепости.

Самой крупной из них была возведённая на горе Мангуп, на высоте 500–600 метров над уровнем моря, крепость Дорос. Крепость возводилась дважды — первая была разрушена в ходе подавления антихазарского восстания архиепископа Иоанна Готского в конце VII века. В организации восстания принимал активное участие некий не названный по имени «господин Дорос», а мотивация протеста была однозначной «чтобы не владели страной их… хазары».

Крепость возродилась в X веке, после распада Хазарского каганата, и через 300 лет превратилась в столицу сильного православного княжества Феодоро, где правила вышедшая из Византии династия Гаврас.

Предводитель рода Феодор Гаврас, чьё имя получило княжество, известен в греческой церкви как Феодор Стратилат (Полководец). Он сочетал таланты военачальника и управленца — правил Трапезундским княжеством и возглавлял борьбу против турок-сельджуков — с поддержкой монастырей и отшельничеством. Стойкость Стратилата в вере проявилась и в его смерти — он был казнён за отказ принять магометанскую веру.

Несмотря на очевидный героизм Стратилата, его племянник, Константин Гаврас, попал в опалу и был в XII веке выслан из Византии в города-колонии Таврики. Именно Константин и его потомки смогли создать княжество, получившее имя в честь Стратилата.

Согласно распространенной версии, высокая концентрация храмов Феодоро — реакция на политику византийского императора Льва III Исавра. Который в 730 году объявил почитание икон идолопоклонством, его последователь Константин V созвал в 754 г.  собор, осудивший иконопочитание как идолопоклонство. Подоплекой этих событий было желание центральной власти ослабить экономическое могущество  церкви, лишив ее земельных наделов и богатств. Не желающие мириться с давлением верующие бежали в отдалённые районы империи — в том числе и в Таврику. Именно последнее направление рекомендовал один из лидеров монашества Стефан Новый: он рекомендовал искать убежища «на северных склонах Евксинского Понта».

Феодоро быстро стало оплотом таврического православия. Впечатляющее и сейчас крепостное укрепление несёт явные следы византийской традиции — в том числе, сооружённая базилика, подчёркивающая связь с материнской религией.

Впрочем, храмовая архитектура на Мангупе чаще имела уникальную архитектурную специфику, связаннную с местными условиями: несколько монастырей было высечено прямо в скалах, и помещения-пещеры, с окнами, причудливой формы и изумительным видом на горные долины и плато, никого не оставят равнодушным.

Самая интересная пещерная церковь Мангупа находится над главной дорогой к восточным воротам: к ней вел потайной выход из города по расселине в скалах. Естественный грот перед храмом использовался в качестве двора, рядом находились вырубленные в скале кельи настоятеля и монахов. Сама церковь украшена карнизом, на котором сейчас можно видеть остатки арок и росписи. Типичная для византийского средневековья композиционная схема в самих изображениях несет, тем не менее, следы влияния итальянского искусства — недаром близкими соседями феодоритов были генуэзцы.

В области церковных отношений Готфийская («Готская») епархия сохраняла тесные связи с Константинополем, а возглавлявшие ее архиепископы до 1170 г. принимали постоянное активное участие в церковных соборах в метрополии.

Широко велось церковное строительство — возводится базилика в Каламите (Инкерман), восстанавливается базилика в монастыре Апостолов и Партените, построенная еще в VIII в. при Иоанне Готском.

Феодоро вело активный культурный и товарный обмен с Древней Русью — именно на Мангупе был найден массивный бронзовый позолоченный крест — энколпий киевской работы второй половины XII в. и другие артефакты.

Софью Палеолог, племянницу последнего византийского императора, отправившуюся в 1472 г. в Россию, чтобы вступить в брак с великим князем Иваном III, сопровождал не кто-нибудь, а князь Феодоро Константин Гаврас: он был удостоен этой чести так как приходился «родственником невесте». Позднее Константин принял монашество под именем Кассиана, удалился в Ферапонтов монастырь, а затем основал свой собственный монастырь на берегах реки Учмы.

В XIX в. на этом месте сохранялись две церкви: согласно сообщению исследователя исторических поселений России Бруна, в стене одной из них, у входа, находилась плита с двуглавым орлом без корон, «похожим на изображения с плит князя Алексея 1425 и 1427 гг».

Благодаря дипломатии и военной силе, Феодоро успешно сопротивлялось внешним региональным противникам. Но этого оказалось недостаточно в прямом столкновении с Османской империей.

Летом 1475 г. турки-османы  высадили войска на крымском побережье. Они осадили Керчь, которая сдалась через пять дней, взяли несколько прибрежных крепостей, а затем в начале июля подошли к Мангупу. Вооруженные огнестрельным оружием и снятыми с кораблей пушками, турки пять раз ходили на приступ, однако не смогли взять город: уникальные природные условия, превосходные оборонительные сооружения, мужество защитников сыграли здесь свою роль.

Осада длилась полгода. Турки смогли добиться победы хитростью, в декабре 1475 г.: они выманили ложным отступлением защитников за стены крепости, и разгромили отряды феодорийцев. Город был предан разграблению, а почти все его жители — истреблены. Последний правящий князь Александр и другие мужчины — представители княжеской семьи погибли в заточении в Константинополе, в живых был оставлен только его маленький сын. Он был воспитан турками, сохранил почетный титул «князя Мангупа», хотя не обладал никаким реальным влиянием.

Достаточно быстро на территории Феодоро и генуэзских крепостей возник Мангупский кадылык — османский административный округ с центром в Мангупе, находившийся в непосредственном управлении Стамбула.

Развалины Дороса-Феодоро-Мангупа находятся в 20 километрах от Бахчисарая. Эта православная крепость — одно из самых ярких малоизученных сакральных мест Византии и России. Многие десятилетия истории Феодоро до сих пор неизвестны. Равно как и остатки сооружений — их продолжают находить и сейчас.

Материал создан при поддержке Международного Византийского клуба