Taking too long? Close loading screen.
 
Международный Византийский Клуб

Ведущая роль России в создающейся многополюсной международной системе

Константинос Гривас, Профессор Геополитики в Высшей Военной Школе Офицеров, г. Афины, Греция

Сегодня я хотел бы продолжить разговор о том, что было сказано в моём предыдущем докладе на первом круглом столе Клуба. Мы сказали, что существует факт исключительной нетерпимости и неприятия России со стороны Запада. Это открытое неприятие России и бескомпромиссное. Это неприятие выражает геополитическую нужду англосаксов создать один центр влияния в Евразии. Цель Запада —предотвратить объединение западной и восточной Европы — ведь это является геополитическим кошмаром для англосаксов, т.е. для США и Великобритании.

Однако, подобная политика является, по существу, безвыходной. Потому что США не имеют возможности её применить. И, хоть мы в Греции настаиваем на том, что американское всесилие является фактом, однако данное мнение является ошибочным, и не существует в остальном мире, где уже открыто говорят о многополярной международной системе.

В Греции, конечно, т.к. преволирует определённый культурный аспект, который я называю “обожающий антиамериканизм”, очень тяжело перестать верить в то, что американцы не могут контролировать мир. И, хотя среднестатистический грек считает своим, почти личным долгом, оплакивать американский империализм, с другой стороны, ради Бога, не затрагивай перед ним тему американского всесилия.

Американцы плохие и одновременно они же и всесильные. Если ты посчитаешь, что они не всесильные, по существу, ты совершаешь преступление оскорбления. Поэтому я в своих докладах греческой аудитории не пытаюсь убедить в том, что международная система многополярна по своей природе, но в том, что она становится многополярной потому, что так хотят США. И сейчас я объясню это. Во-первых, существует тема энергии.

После обнаружения огромных залежей углеводородных соединений на территории США, уже в конце 90-х годов штаты стали энергетически независимыми и превращаются в производителя энергии. Это означает, что им удобно существование непостоянной изменяемой многополярной системы, где будут постоянно меняться цены на энергию, по той простой причине, что и они тоже являются производителями и, соответственно, не стремятся к стабильности, в которой нуждались прежде.

Савое важное, однако, это то, что политика “против всех”, которую вели до настоящего момента США, т.е. политику “мы самые сильные в мире и вы должны нам подчиняться”, политику противостояния России, Китаю, Ирану и всем другим, может привести не к монополярному миру, а к новому биполярному миру, где американцы будут самым маленьким полюсом влияния, имея против себя объединённую Евразию.

Хочу объяснить. Американцы пытаются отделить Россию от Западной Европы. Сам по себе глагол “отделить” звучит немного комично в этом случае, потому что огромная Россия не может отделиться от Западной Европы, которая намного меньше её по размерам.

В действительности, меньшая часть отделяется от большей. Мнение о том, что мы отделяем сердце Европы от остальной Евразии — это безумие. Это во многом напоминает тот факт, что раньше, до того, как построили тунель под Ла Маншем и стояла непогода, Британские Острова становились отрезанными от Европы, ББС часто объявляла, что «Материковая Европа отрезана от Британии».

Да не мы от них, а они от нас! Это указывает на не совсем рациональное восприятие действительности. Однако, давайте представим, что действительно произойдёт отделение России от Европы. Что нам это даёт? По сути, этот факт подтолкнёт Россию к содружеству с сердцем Евразии, особенно с Китаем.

Принимая во внимание то, что существует сотрудничество между Россией и Китаем в области поставок энергии, природных ресурсов и т.д., Россия превращается в стратегического партнёра Китая. Одновременно, США, не приемля попыток Китая стать морской мощью, чтобы продвигать свои жизненные интересы, (потому что Китай сегодня это страна открытая во вне и не имеющая никакого отношения к замкнутой в себе стране Мао, страна нуждающаяся в морских путях, чтобы обеспечить поставки энергии и природных ресурсов), подталкивают его внутрь Евразии.

Таким образом, запрещая Китаю превратиться в морскую мощь и держа его в границах его прибрежных морей, что ты делаешь? По существу, толкаешь Китай в объятия России.

Соответственно, обладая политическим влиянием, Запад фактически толкает две большие евразийские державы друг к другу.

Соответственно, создаётся возможный геополитический союз, который, если ему развиться, станет моделью первой сверхдержавы в истории человечества, потому что Россия, объединённая с Китаем, во всех областях, — природных ресурсах, финансах, военной мощи, во всём — это такой уникальный союз, которого до этого не было никогда.

Конечно, две страны имеют много сфер соперничества на пути их исторического развития, но, я повторюсь, что они должны вместе столкнуться с политикой запада, которая стремится их загнать в рамки, и поэтому, в виду необходимости, они подталкиваются одна к другой. Чтобы еще больше сгустить краски для Запада, существует и факт недоразумения с Ираном. Иран — это не просто страна, обладающая средней мощью, это ключевая мощь.

Она находится в очень критическом месте, по существу, она является мостом среднего Востока и центральной Азии, а также системы Каспийского моря — Кавказа с открытыми океану берегами. Это автономная и уникальная страна с её историческим и культурным базисом, является одним из полюсов влияния в международной системе.

И, опять же, при нормальных обстоятельствах, она не имела бы нужды в хороших отношениях с Россией, так как существуют области соперничества между ними, однако общий противник США и, в особенности, геостратегическое отождествление этих двух стран по теме Сирии, сводит их вместе, и, в результате, образуется мощный союз Тегерана — Москвы.

Параллельно, Иран и Китай имеют очень тесные связи, по той простой причине, что у них взаимовыгодное сотрудничество. Конкретнее, Иран является основным поставщиком энергии Китая, а Китай является поставщиком финансовых средств для Ирана. Таким образом, появляется союз Тегерана — Пекина, Пекина — Москвы, Москвы — Тегерана.

Итак, наша двухмерная концепция превратилась в трёхмерную. Т.е. у нас есть треугольник, который покрывает всю Евразию и, по существу, включает в себя и страны Центральной Азии, которые, находясь территориально в центре этой системы, не смогут перейти под влияние Запада.

В результате, если говорить терминами физики, создаётся большая геополитическая масса, тяжесть которой влечёт к себе всю евразийскую периферию. Характерным примером являются Филиппины, которые до недавнего момента считалось, что находятся под протекторатом США, а теперь переходят под сферу влияния Китая, а на стратегическом уровне ведут переговоры и с Россией.

Даже страны, которые уже являются сверхдержавами во всемирной многополярной системе, такие как Индия, не смогут избежать геополитической «тяжести» этой системы.

Конкретнее, если Индия решит двигаться вне евразийской территории, например, ограничит свои отношения с Россией и существенно укрепит свои отношения с США, тогда Москва имеет возможность укрепить ещё больше сопреников Индии, таких как Китай, или врагов Индии, таких как Пакистан, и загнать Индию в большую геостратегическую ловушку.

Например, около года назад Россия начала экспорт военных вертолётов последней технологии в Пакистан, дружески предупреждая Индию, что “смотри, отношения с Американцами хороши, но ты территориально принадлежишь этому месту и не должна нарушать существующий балланс”.

В следствии всего этого есть возможность объединения всей Евразии. Внимание, я говорю всего лишь о существующей тенденции, а не о случившемся факте. Это значит, что в будущем, если геополитические события будут следовать данной траектории, возникнет полуобъединённая Европа, которая будет таких размеров, что с ней не смогут соперничать ни США единолично, ни совместно с хрупким “окончанием” Евразии, каковым является Западная Европа.

По моему мнению, попытка избежать этого развития событий и послужила настоящей причиной для продвижения Президента Трампа к власти одной частью американского лобби.

Таким образом, попытка применить со стороны США новой Вестфалийской политики типа “разделяй и властвуй”, которая может быть объяснена как “у нас нет постоянных врагов, у нас нет постоянных друзей, мы баллансируем, пытаясь разъединить единую Евразию”.

Однако, американское правящее лобби не приняло, как видно, этой развязки событий. Соответственно, начальная политика Трампа, которая была направлена на союз с Россией, была задавлена. Однако, даже если США продолжат следовать циничным побуждениям известных геополитиков, таких как Киссинджер и, покойный, абсолютный русофоб, но реалист Брежинский, и попытаются нарушить объединённую евразийскую систему — эта ситуация, опять же, для них будет трудной.

Потому что, хотя в старой Вестфалийской системе, Британия, пользуясь своим периферийным территориальным местонахождением и, соответственно, находясь на безопасном расстоянии от своих соперников, расположеных на Европейском материке, могла играть баллансирующую роль лидера —сегодня, США, по всей видимости, не имеют данной возможности.

Опять же, по моему мнению, страна, которая имеет возможность превратиться в нечто подобное Великобритании 21го века, это Россия. И это по той простой причине, что она может повлиять на соперничающие и сотрудничающие между собой страны Евразии. Мы уже сказали, как она может повлиять на отношения между Индией и Китаем. Китай и Индия являются странами — соперниками.

После войны 1962 г. в Гималаях, этот регион является самой большой серой зоной на планете. Самое большое расстояние не определённых границ на планете находится между Китаем и Индией. Индия уже со времён Индиры Ганди является союзником России, а Китай создал тесные отношения сотрудничества с Пакистаном, чтобы ограничить Индию.

Россия, пользуясь соперничеством этих трёх стран, может поддерживать дружеские отношения между ними. Мы уже сказали, что если Индия попытается уйти из евразийской системы и будет двигаться геополитически по направлению к Западу, она останется сама. С другой стороны, если Китай попытается играть главную роль в синороссийском направлении, Москва может укрепить позиции Индии, чтобы создать равновесие.

Тоже самое может произойти с Вьетнамом и Китаем и с другими странами. Следовательно, многополярная система будущего во многом зависит от успеха политиков США “разделять и властвовать” и от способности России попытаться сбаллансировать евразийские государства и избежать соперничества и подстрекательства между ними. И, как видно, Росии это удаётся.

А теперь поговорим о нас. Греция — это маленькая страна, находящаяся на кризисном участке планеты. Как мы уже сказали, наша страна продолжает быть сверхмощной в области культуры. Что же может объединить Пакистан и Китай, Китай и Индию? Греческая культура. Поэтому, недооцененный размер греческого умеренного влияния может и должен быть применён в создающейся международной системе. Однако, есть определённые проблемы.

Одной из них является то, что мы отказываемся от умеренного влияния, когда дело касается нас. Напротив, я и мои коллеги, когда мы говорим о разных “экспертах” гуру международных отношений и пытаемся доказать, что США не настолько уж и сильны, как мы имеем тенденцию считать, нам возражают, говоря что даже если это и так, то США обладают самыми последними технологиями, Голливудом, демократией и т.д.

Сами же люди отказываются от сущестования греческого умеренного влияния, отказываются от культурной глубины Греции, отказываются от роли, которую может сыграть в международных событиях греческая культура. Мы должны постепенно изучить данный вопрос. К сожалению, сегодня Греция имеет тенденцию считать, что Турция идёт к столкновению с Россией, а это значит, что мы должны быть снова на стороне США.

Для меня данный выбор является не просто ошибкой, а трагической ошибкой, которая может привести нас к своего рода национальной катастрофе. Но это уже другая история. В любом случае, я настаиваю на том, что Турция не обязательно идёт к столкновению с Америкой. США будут следовать политике умиротворения, а не конфликта с Турцией.

Однако, мнение о неизбежности столкновения Турции — США и соответственного союза Афин — Вашингтона является преволирующей на сегодняшний момент. Поэтому, любая попытка избежать влияния американской стороны на сегодня является нереальной. В любом случае, реальной является и параллельная политика на высшем уровне, которая будет опираться на умеренное влияние Греции.

Конкретнее, было бы возможным долгосрочное вложение в возможность объединения Евразии на основе греческой культуры, в стратегическом партнёрстве с Россией и не обязательно это партнёрство будет противоречить непосредственной политике союза с США, потому что они могли бы вестись на разных уровнях.

И, если Греция в какой-то момент решит в первый раз с момента создания Греческого государства существовать как действительно независимая самобытная страна, она должна понять, что в многополярном мире нет постоянных обязательств, как для больших стран, так и для маленьких.

Политика партнёрства и сотрудничества не может быть вечной. Она должна быть целенаправленной и только если нам это удобно и соответствует нашим национальным интересам. Это значит, что нам надо научиться существовать независимо и автономно и это то, чего мы до сих пор не достигли. Одним из способов достижения этого является вложение в нашу культурную мощь, которое позволит нам обрести национальную гордость, которой нам недостаёт.

Конечно же все вышеизложенные факты являются результатом моего личного исследования развития международных событий, которое может быть ошибочным. Фактом остаётся то, что мы находимся на переходном и изменчивом этапе развития истории. Создаётся новый мир, а старый рушится. Если же мы хотим остаться в мире прошлого, этот выбор будет большой ошибкой, и его последствия мы должны будем принять. Благодарю за внимание.